Размер шрифта: A A A Изображения Выключить Включить Цвет сайта Ц Ц Ц Х

Истоки эвенкийской литературы

Первые собиратели и публика­торы эвенкийского фольклора не на­зывали устное творчество термином "фольклор". Они называли его народ­ной литературой. И они были правы в определенном смысле, не имею­щие письменности народы хранили свою историю и духовную культуру в устном народном творчестве. Это своего рода неписаная литература, имеющая свои определенные жан­ры, традиции и правила, по которым создавались каждым конкретным мастером произведения устного на­родного творчества. И в наше вре­мя термин "народная литература" вполне приемлем в том плане, что именно фольклор являлся и являет­ся для младописьменных народов ее корнем, ее основой и главным стерж­нем.

Впервые одно из произведений народной литературы эвенков было издано в 1775 г. на немецком языке - "Сказание о Делодае". Это был воль­ный пересказ отрывка поющегося нимнгакана забайкальских эвенков. Публикатор - И.Георги писал: "В их песнях (следует понимать - "В эпосе") идет речь о любви, охоте, оленях, красивых местностях, о хра­брых подвигах предков, часто о чу­десах и приключениях... это сказание у тунгусов в ходу, они развлекаются пением и рассказыванием его. Они украшают его картинами, наподобие того, как наши писатели украшают свои романы" (Сб. 1936 г. с.233).

Г.Гут поехал к енисейским эвен­кам и 1897 г. и по результатам своей поездки написал статью "Тунгусская народная литература и ее этноло­гическое значение", опубликовав в сборнике "Известия Академии Наук" в 1901 г. Он оценил собранный им материал так: "Эти произведения тунгусской народной литературы имеют выдающееся значение и по со­держанию, как благодаря указаниям на нравы и воззрения тунгусов и на разнообразные стороны шаманского культа, так и благодаря сведениям об упомянутых важных событиях из истории этого народа" (Сб. 1936, с.237).

Анализируя записанные тексты, Г.Гут пишет об эвенкийском сти­хосложении: "Мы имеем здесь дело со стихами", "аллитерация началь­ных слогов или начальных звуков... играет в стихах тунгусских народов важную роль", "тунгусское стихос­ложение совпадает с маньчжурским и монгольским в том, что аллите­рироваться могут самые различные гласные" (с.238). Г.Гут делает свои наблюдения и по форме эвенкийско­го стиха.

В 1924 г. в сборнике "Изучайте родной край" были опубликованы материалы П.Малых, он написал статью "Несколько слов об орочонах и их фольклоре". Эта вступительная статья важна глубоким пониманием значения эвенкийского фольклора. Во-первых, она вызывает огром­ную симпатию отношением автора к эвенкам и глубоким пониманием значения эвенкийского фольклора как источника для изучения обще­человеческой культуры, когда мы читаем: "Сожаление мое вызывает­ся тем, что даже при тех слабых и неудачных попытках, которые мною предпринимались тогда, я убедился, что орочонский фольклор представ­ляет много интереса и материала для исследователя. И этот богатый запас народного творчества гибнет на наших глазах вместе с его хра­нителями стариками-сказочниками, гибнет вместе с гибелью самобытной орочонской культуры, и может слу­читься, что недалекие дни и самого орочона мы будем знать только по музейным манекенам, фотографиям да скудным записям немногих иссле­дователей... ".

В его небольшой вступительной ­популярной статье, рассчитанной на широкий круг читателя, высказаны многие очень важные моменты. Он первый обращает внимание на та­кую черту эвенкийского фольклора, как сакральность, когда говорит о трудностях сбора фольклорных ма­териалов у эвенков: "И возможно, что самой основной причиной, поче­му эта область народного творчества остается скрытой, является то, что большинство сказок, легенд, песен связано с ритуальным моментом, является элементом религиозных обрядов, а, следовательно, выявля­ется лишь в определенных случаях при известных условиях" (с.258,с.268). Именно в сакральности и связанной с этим функциональностью эвенкий­ского фольклора он видит причину того, что "эта область орочонского творчества остается для нас до сих пор книгой за семью печатями." (с.258, с.288).

В ходе развития социальной жизни эвенков, на фольклорный про­цесс влияют многие факторы, охва­тывающие как материальную, так и духовную культуру. Социально- экономическое развитие последних 70 лет на Севере и в Сибири (кол­лективизация, перевод кочевого на­селения на оседлость, укрупнение поселений, интенсивное развитие промышленности) привели к тому, что нарушились традиционная си­стема расселения, веками склады­вающийся уклад жизни, в большой мере утрачены язык и культура.

В 1988-1989 гг. заметно возрос ин­терес к проблемам Севера благодаря деятельности национальной интел­лигенции, ученых, журналистов. В массовой печати появились десятки статей, началась работа по созданию общественных организаций народов Севера - ассоциаций. Процессы утраты национальной культуры и языков характерны не только для эвенков. По данным опроса Госкомстата РФ в 1991 г. большинство оценок развития своей культуры народам Севера от­рицательное, они считают, что потерь больше, чем приобретений. Однако за последние 10 лет была создана си­стема различных организаций, зани­мающихся проблемами выживания и развития народов Севера, в том числе и нетрадиционных, возглавляемых представителями народов Севера. Это играет большую роль в укрепле­нии самосознания каждого, а также всей совокупности их как целого со­общества.

На истинное состояние (быто­вание и живость фольклора) могут указывать факторы, связанные с со­временным состоянием эвенков как этноса. Для того чтобы эвенки про­должали существовать как этнос, необходима относительная устой­чивость социального организма. Но каково на современный период со­стояние этого этносоциального ор­ганизма?

Для эвенков характерна истори­ческая разряженная территория про­живания. Факт этот был присущ и сопровождал эвенков на длительном пути их исторического развития и не мешал эвенкам быть эвенками, а их духовной культуре жить и разви­ваться. Но в современной ситуации положение осложнилось и усугуби­лось тем, что утрачены былые тра­диционно отработанные в процессе жизни социальные институты обще­ния различных групп эвенков.

С уходом кочевой жизни утра­тились контакты между различны­ми группами, разрушились связи экзогамного брака, обеспечивающе­го связь различных родов и т.д. В результате укрупнения колхозов и совхозов смешались говоры и диа­лекты, т.е. в сфере языка произошли многие изменения. В итоге, с мо­мента коллективизации и перехода к оседлой жизни, фактор территори­альной разбросанности в развитии духовной культуры эвенков начина­ет играть уже отрицательную роль разобщенности и дестабилизации.

Все это к настоящему моменту позволило говорить о постепенной утрате и забвении своей духовной культуры и фольклора в частности. Жизненная ситуация наших дней является для эвенков и их фольклора переломной и критической. Уходят последние носители и творцы древ него фольклора. Вследствие урбани­зации жизни фольклор становится как бы придатком современной жиз­ни, он вроде бы уже не играет своей активной былой роли в формирова­нии мировоззрения молодого поко­ления и таится где-то на задворках эвенкийской жизни.

Однако посмеем утверждать, что это лишь поверхностный и беглый взгляд на современную жизнь эвен­кийского фольклора. Современная этнополитическая и культурная си­туация в обширном сибирском ре­гионе находит отражение чаще всего в случайных и далеко не всегда объ­ективных публикациях в средствах массовой информации, что отражает поверхностную трактовку проте­кающих процессов жизни северян. Лишь недавно коллективом авторов разработана программа фундамен­тального научного исследования по теме "Народы Севера и Сибири в условиях экономической реформы и демократических преобразований", авторы З.П.Соколова, Ю.Б.Симченко, Н.В.Ссорин-Чайков.

Отличают эту программу новые теоретические подходы к изучению поставленных вопросов, что очень отрадно.

На наш взгляд, совершенно оправданным является мнение Н.В.Ссорина-Чайкова, что "понять эвенкийское общество этого столе­тия можно более адекватно, с точки зрения другого теоретического под­хода, для которого этничность не выживает, а формируется в совре­менности " (384,212) и "вниматель­ное прочтение социальной истории эвенков создает впечатление, что этничность как принцип социальной организации не столько выживает, сколько формируется в контексте весьма специфических отношений с государством".

Несмотря на всю сложность су су­ществования эвенкийского языка в современных условиях, он все же продолжает жить и быть средством общения в своей среде.

Активизация самосознания и интерес к народным традициям со­провождается ныне возросшим ин­тересом у молодежи к фольклору, в котором они хотят видеть теперь скорее не развлекательные сказки, а отражение своей этнической исто­рии. К примеру, создание общин как традиционных видов хозяйствова­ния в наши дни объединяет членов, прежде всего по признакам родства. Так в п. Иенгра созданы в последние годы родовые общины с ориентацией на традиционные виды хозяйствова­ния (оленеводство, охота на пушного зверя - община "Кэптукэ", община "Бута" и другие). По этой причине у молодого поколения в данное вре­мя проявляется интерес к родовым корням. Устные рассказы о недавних предках для молодого поколения теперь имеют большой интерес. По всему этому, другая литература и знания других народов, русского в особенности, если и стали неотъем­лемой частью сознания эвенков, все же являются для них как бы частью их внешней жизни, но не глубоко внутренней.

Во-первых, грамотным и образо­ванным является лишь последнее по­коление эвенков, возрастную группу которых можно определить 40-50-ю годами, и лишь небольшое количе­ство их относится к возрастной груп­пе 50-60 лет. Но и эта образованная часть эвенков была воспитана в сво­ем детстве на основах традиционно­го мировоззрения, на чем зиждился и живет, существует по сей день эвен­кийский фольклор.

Во-вторых, лишь самое послед­нее поколение молодежи (младше 30 лет) подвержено отрыву от тра­диционного мировосприятия и ми­ровоззрения в силу их воспитания в интернатской системе. Лишь эта часть эвенков воспитана в европей­ских традициях восприятия мира и жизни. Но и о них можно сказать, что помимо осмысления и восприятия мира на современном урбанизиро­ванном уровне, в них все еще живет генетически заложенная фольклор­ная память. Эта память в настоящее время находит свой выход в стрем­лении создавать современные эвен­кийские песни, используя народные традиции - фольклорные запевы круговых танцев, осовременивание древних мелодий и т.д.

В-третьих, приверженность и тяга к традиционному типу хозяй­ствования и жизни остается чертой современного эвенка и сейчас. Это характерно для всех северян. Пока сохраняется традиционная жизнь, роль и функции фольклора не сле­дует умалять и недопонимать. Отме­тить лишь отчетливо-видимое угаса­ние фольклорных традиций у других народов Севера для ученого - мало, ибо этот процесс еще не завершен и эвенкийский фольклор все же про­должает существовать.

Какие современные процессы жизни подпитывают его и не по­зволяют ему исчезнуть совсем? В этой связи интересны наблюдения Н.В.Ссорина-Чайкова относительно обмена и взаимопомощи у эвенков в наши дни - 1988-1989 гг. Полити­ка коллективизации, в ходе которой традиционный дарообмен (эвенк, нимат - подарок) был запрещен как обычай, сделала традиционный де­леж полулегальным. Обмену стала свойственна такая организация, ко­торая не позволяла продукту выпасть из круга "своих". Чужак, когда-то желанный гость, теперь может "вы­дать". "Свои" и "Чужие" преврати­лись в четко разграниченные груп­пы. Как пишет автор статьи, группа эвенков, среди которых он работал в конце 1980-х годов,  "представляла собой один из таких кругов, отго­роженных от "чужих" подозритель­ностью и включавших "своих" по гораздо менее гибкому, чем раньше, принципу биологизированного про­исхождения".

Собирать и записывать эвен­кийский фольклор но этой причине трудно, даже не каждому эвенку это удается. Собрать материал по фоль­клору и обрядам сейчас можно лишь в случае, когда ты признан "своим" и пользуешься доверием. Одной из причин намеренной изоляции и "пря­танья" своего фольклора явилось от­ношение и восприятие другими в не­давнем прошлом культуры эвенков, как первобытной и примитивной. С этой стороны позиция носителей та­кова: для "чужих" примитивна, а для своих нет, поэтому пусть и живет только в "нашей" среде.

Фольклор все еще живет и функ­ционирует, поскольку, но крайней мере, половина эвенков из общей численности продолжают жить сво­ей традиционной жизнью: у них со­храняется традиционное мировоз­зрение и силу специфики жизни в тайге, своя психология, нравствен­ные и ценностные ориентации.

Бытовая жизнь эвенка насквозь была пронизана обрядностью, от­ражающей его мировоззрение и мировидение. И в настоящее время эвенки, особенно живущие в тайге, строго придерживаются ее. Бытовую обрядность не смогли уничтожить ни запреты, ни урбанизация молодо­го поколения, ни просветительская работа периода советского строя, ни растущий образовательный уровень эвенков.

В последние годы обряды опять стали носить коллективный харак­тер. Молодежь стала принимать в них участие и в поселках, как стали возрождаться древние традиции. Теперь опять постоянно проводят­ся весенние праздники Икэчик в п.Иенгра, п.Хатыстыр и даже в г. Якут­ске. Правда, они уже проводятся на другом уровне, преследуя своей глав­ной целью активное общение эвенков между собой, налаживание контак­тов между представителями разных районов (приглашают делегации со всех районов), активизацию и воз­рождение эвенкийского языка, при­общение детей к своей традиционной культуре. И нужно отметить, что все это очень хорошо влияет на самосо­знание эвенков, и может быть, позво­лит еще не скоро погаснуть эвенкий­скому очагу. Например, проводятся обряды очищения через чичипкан, приобщение детей к родовым очагам, кормление огня, кормление реки, со­провождающееся поэтическими фор­мулами обрядовой поэзии.

Во вновь возрождаемые и прово­димые обряды сейчас вкладывается обновленный смысл. Например, го­родская община эвенков г.Якутска уже несколько лет проводит праздник "Бакалдын" - Встреча. Тради­ционно проводят обряд "Сингкэлавун", но добывают уже не охотничью удачу, а удачу в жизни, как говорят сами.

Вполне понятно, что многовеко­вые традиции не могли так быстро исчезнуть и реабилитация обряд­ности в жизни эвенков в наши дни получила неожиданный для многих всплеск. В современной ситуации, в ходе развития современной жизни эвенков, на фольклорный процесс влияют многие факторы, что ха­рактеризует развитие фольклора на современном этапе по общим, охва­тывающим и материальную культу­ру, и сферу социальной организации общества критериям. Ярчайший пример тому - существование эвен­кийской литературы.

Мы все-таки уже можем говорить в настоящее время о существовании у эвенков культурного дуализма - параллельного существования фоль­клорных и нефольклорных форм.

Эвенкийский фольклор на со­временном этапе уже перестает быть единственной сферой, порождающей словесные тексты, которые состав­ляют культурную традицию этноса. В Якутии уже более 30 лет существу­ет радиопередача "Геван", вещающая на эвенкийском языке. Появилась телепередача под тем же названием. Таким образом, все-таки нарастает проникновение фольклорных форм искусства и текстов фольклора в среду эвенков, т.е. происходит смена коммуникативного механизма. Пря­мые и живые контакты, разумеется, продолжают еще жить. Интересно, что именно в данный период фоль­клорное наследие, как и другие фор­мы традиционной культуры эвенков, начинают считаться у самих эвенков одним из наиболее ценных достоя­ний своей культуры.

  В южных районах Якутии владе­ние эвенкийским языком еще не утрачено, наряду с прекрасным владени­ем якутским языком алданскими и олекминскими эвенками. Из южных районов не владеют своим языком большей частью усть-майские эвен­ки. И лишь в Нерюнгринский район якутский язык еще не проник, на нем эвенки здесь не говорят и не знают. Способствуют этому тесные контакты с эвенками, проживающими в пограничных с Якутией районах - Чи­тинской и Амурской областях.

С недавнего времени по Консти­туции Республики Саха (Якутия) де­лопроизводство ведется на якутском языке наряду с русским. А в улусах, где русскоязычного населения мало, то и вовсе на одном якутском. Теле­видение и радиовещание, а также средства массовой информации ис­пользуют теперь якутский язык на­много больше, чем 8-10 лет назад. А то, что имеется в этом отношении на языках народов Севера - лишь малая песчинка при этом.

При смешанных браках с рус­скими и другими национальностя­ми, молодое поколение переходит на русский язык общения, сохраняя в пассивном запасе знание родного языка.

В итоге возникла весьма акту­альная проблема - можно ли назвать эвенкийским фольклор на севере Якутии, если его жизнь так "двус­мысленна": по сути и содержанию он эвенкийский, а по бытованию в языковом отношении - он уже якут­ский. Прогноз для эвенков не утеши­тельный, т.к. если сейчас они знают, что передаваемый ими фольклорный текст (в данный момент на якутском языке) был рассказан ему на эвен­кийском, то знание это вскоре утра­тится. Постепенно, бывшие истинно эвенкийскими образцы фольклора обогатят якутский.

Уже в 60-е года известный эвен­кийский рапсод Н.Г.Трофимов ис­полнял эвенкийский эпос на двух языках, один и тот же героический нимнгакан он мог петь как на эвен­кийском, так и на якутском. И если бы вдруг возникла такая ситуация, когда не сохранилось бы его записей на эвенкийском языке при имении на якутском, то трудно было бы уже сейчас доказать даже эвенкам, что это истинно эвенкийский эпос.

Галина КЭПТУКЭ,

эвенкийская писательница,

член Союза писателей России.